28 марта 2017 г.

В Израиле задержали 22 ортодоксальных иудеев, подозреваемых в сексуальном насилии

ortodoksalnie evreiИзраильская полиция задержала 22 человека в возрасте от 20 до 60 лет по подозрению в совершении преступлений сексуального характера. Все подозреваемые являются ультра-ортодоксальными иудеями.

Задержания проводились в Иерусалиме и еще четырех городах. Следователи полагают, что подозреваемые на протяжении двух последних лет неоднократно совершали сексуальное насилие над детьми, подростками и женщинами, входившими в их общину.

Как заявляют в полиции, ряд представителей сообщества знали о происходящих преступлениях, но предпочитали «не выносить сор из избы», а воздействовать на своих единоверцев-ортодоксов в рамках религиозных практик.

Тем не менее полиции удалось получить доказательства случаев сексуального насилия, достаточные для проведения задержаний. В ходе операции стражам порядка пришлось столкнуться с сопротивлением — в ряде случаев другие члены общины забрасывали их машины камнями.

27 марта 2017 г.

Атеистический дайджест #92. Педофилы и убийцы от бога

0315

О педофилах в рясах, протоиерее Всеволоде Чаплине, который назвал резонансное убийство бывшего депутата Госдумы божьим вмешательством в историю, а также о теракте в Лондоне, ответственность за который взяло на себя "Исламское государство", - в девяносто втором выпуске "Атеистического дайджеста".

25 марта 2017 г.

Благодатные комиксы. Часть 99

Wj8DTXAMsBQ

_zjCC4HSEuk4sBLizjlDwcha9baxwjmWwHPszMPEphB4M0bWIWgyuvkPus7BXLUbTYtbC_kI0X9yMunnamedunnamed (1)unnamed (2)WDq_h9JZNB0

24 марта 2017 г.

Эксперты о передаче РПЦ Исаакиевского собора: "Это рэкетирский налет для захвата никогда не принадлежавшей им собственности с целью создания торговой площадки"

Откровенный разговор с начальником музея-памятника "Исаакиевский собор" Александром Квятковским и хранителем фондов музея Сергеем Окуневым о том, чего лишится Санкт-Петербург в случае передачи Исаакиевского собора РПЦ и чем чреват срочный переезд музейных экспонатов.

– Александр Викторович, как вы относитесь к новым волнениям вокруг собора, связанным с информацией о срочном вывозе музейных экспонатов? Мы с вами разговариваем в подвале, в музее блокады "Чтобы помнили" – ведь это и его тоже коснется...

– Я отношусь к этому как историк, для меня главное – документы. Когда-нибудь они попадут в архивы, а сегодня любое действие должно быть согласовано с ними. Основания для перемещения музейных фондов из Исаакиевского собора сегодня просто физически нет. Из истории известно, что собор всегда был в государственном управлении, подчинении и на государственном содержании. Это первый и основной документ, который говорит о его использовании в будущем.

– Сергей Николаевич, а как вы относитесь к желанию передать Исаакиевский собор церкви срочно, прямо к Пасхе?

– С моей точки зрения, это просто рэкетирский налет для захвата никогда не принадлежавшей им собственности с целью создания торговой площадки. Я считаю, что сейчас идет накат на культуру как таковую. Ищут новые рычаги воздействия на население, и один из них – РПЦ, ее пытаются использовать для каких-то своих корыстных целей.

– Если представить себе худший сценарий: если вас все-таки заставят срочно перевезти экспонаты к Пасхе, чем это может обернуться для музея?

– Полной гибелью музея. У нас же не только музей "Исаакиевский собор", мы ведем разнообразную воспитательную работу – то, чем, по идее, должна заниматься церковь, но она этим не занимается, у нее другие дела – деньги.

– Александр Викторович, ведь сколько уже было сказано о ценности экспонатов Исаакиевского собора, кажется, все по много раз разжевано, все это давно знают… И все же мы слышим требования перевезти все спешно, к Пасхе, за месяц. Как вы думаете, почему так происходит? Может, судьба этих ценностей просто безразлична тем, кто принимает решения?

– Я думаю, вот как земные перегородки не доходят до неба, так и эти сигналы не доходят наверх. Даже в военное время эвакуация музейных ценностей требует тщательной подготовки, упаковки, подбора нужной тары. Поэтому даже в экстремальные периоды жизни города или государства такие вопросы не решаются быстро. На все нужно время. Я думаю, что люди все-таки не до конца просчитывают ситуацию, время, которое для этого необходимо, и самое главное, не до конца понимают, что хранится под сводами Исаакиевского собора.

Из 26 тысяч экспонатов 1531 экспонат входит в Государственный музейный фонд Российской Федерации, поэтому их ценность равнозначна ценности предметов из Эрмитажа, Русского музея, Царского Села. И не случайно здесь находится эта блокадная экспозиция, рассказывающая о том, как здесь было создано объединенное хозяйство музеев. Поэтому вопрос о вывозе и передаче куда-то экспонатов мне кажется очень и очень неправильным – мы, наоборот, должны все сохранять и показывать.

Александр Квятковский

– Александр Викторович, разговор о передаче Исаакиевского собора церкви уже возникал пару лет назад, и у части сторонников передачи есть претензии к руководству собора, которое, по их мнению, уже тогда могло начать составлять дорожную карту – вырабатывать декларации, условия, при которых невозможно вмешательство в реставрацию без привлечения специалистов высокого класса. Может, и правда, надо было уже тогда все это начинать?

– В 2005 году было заключено соглашение между музеем и Санкт-Петербургской епархией, и в рамках этого соглашения осуществляется вся наша совместная деятельность, в том числе в плане поддержки наших выставок и изданий. Это органично вписывалось в музейную жизнь и жизнь прихода Исаакиевского собора.

И каждый год мы заключали еще дополнительные договоры – они-то и должны обновляться каждый год или каждые 5 лет, а основное соглашение между начальником музея-памятника и заместителем директора по связям с религиозными организациями и председателем приходского совета не меняется, в его рамках мы выстраиваем свои дальнейшие юридические отношения. Там прописано, что сохранение памятников и других объектов, входящих в музейный комплекс, – это самое главное звено в нашей работе – и для музея, и для прихода. Поэтому если есть свечи, то мы закрываем пол, если есть лампады, то мы меняем их на те, которые не нагревают мозаики, – в этом договоре оговорено множество таких технических моментов. Главное – сохранить уникальный храм-памятник, вверенный нам государством. И вот что удивительно: до революции здесь было 90 служб в году, а сегодня 640 – в 7 раз больше. Мы находим такую возможность, хотя это большая техническая нагрузка на само здание.

– Сергей Николаевич, вы много лет серьезно изучаете историю Исаакиевского собора. Сегодня его защитники от РПЦ говорят, что он никогда не принадлежал церкви. Это правда?

– В 1918 году Исаакиевский собор был передан во временное пользование церкви. У меня есть копии документов, в которых община обязывалась сохранять в соборе все, как есть, а в случае чего – отвечать по всей строгости советских законов. Кончилось это тем, что в 1925 году было несколько комиссий, показавших, что, во-первых, за это время очень много вещей было раскрадено – я сам видел шести-восьмистраничные списки того, что раскрадывалось каждый год. Чего только отсюда не тащили!

Кроме того, церковь не имела права проводить здесь торговые операции, но втихаря прекрасно торговали и взимали плату за требы. А еще за плату пускали на колоннаду, что было категорически запрещено. Вдобавок по девять-десять месяцев не платили за электричество и отопление, все было грязное – собор превратили в сарай для добывания денег.

Они писали Калинину, просили оставить им собор, была куча фальшивых подписей… Но, к счастью, был такой разумный архитектор Никитин, он дважды доходил до Калинина, и в конце концов в 1927 году Исаакиевский собор был возвращен государству. Потребовалось четыре года, чтобы снова привести его в человеческий вид, – то есть сейчас мы второй раз наступаем на те же грабли. Но во второй раз, я думаю, будет хуже – сейчас у церковников более обширные планы.

А ведь до революции в Исаакиевском соборе службы для народа проводили только в великие, двунадесятые праздники. А для повседневных богослужений для тех, кто жил в окрестностях собора на Галерной, 6, был дом причта и маленький храм. Сюда же пускали только по специальным пропускам, которые выдавало министерство двора или их императорские величества. А для прихожан Исаакиевского собора был тот самый небольшой храм на Галерной, и там была и столовая для бедных, и школа для девочек из неблагополучных семей, и типография для издания книг по духовному воспитанию – там они работали. Несколько лет назад все эти здания снесли, и госпожа Батурина с помощью своих подотчетных фирм построила там гостиницу "Монферран".

– Получается, что до революции собор практически весь год пустовал?

– Да, у него была другая задача. Он обслуживал только двор. В частности, когда Александра II спросили: а не передать ли Исаакиевский собор церкви, – царь, видимо, проконсультировавшись с финансистами и другими специалистами, ответил, что церковь не сможет содержать в должном порядке собор, который является витриной Российской империи и всегда служил для приема делегаций, и их безопасность церковь тоже не сможет обеспечить. Поэтому пусть все остается как есть.

Сергей Окунев

– Александр Викторович, вы тоже считаете, что только город может справиться с должным содержанием Исаакиевского собора?

– Все понимают, что бремя реставрации все равно ляжет на городской бюджет. Сегодня заказчиком всех работ является музей, а двух заказчиков быть не может. Мы – заказчики реставрационных работ, мы способны ускорить проведение этих работ, а также экономить средства, хотя сегодня все эти работы ведутся только на средства, заработанные музеем "Исаакиевский собор" на экскурсионном обслуживании посетителей.

– Сергей Николаевич, по словам Александра Викторовича, у собора должен быть один хозяин. Так может, в конце концов, не так важно, кто этот хозяин?

– Когда 40 объектов в Херсонесе хотели передать РПЦ, ЮНЕСКО предупредила, что в этом случае исключит Херсонес из списка Всемирного наследия. Я думаю, в случае передачи Исаакия церкви они поступят так же и будут правы: за несколько лет собор будет доведен до базарного состояния. Дело в том, что у музея и у церкви совершенно разные задачи. Задача музея – все сохранить, задача церкви – чтобы все блестело, чтобы за все можно было содрать деньги, и это все.

– Говорят, можно сделать дорожную карту, чтобы не предпринималось никаких действий без участия того ученого совета, о котором вы говорили. Возможно такое, как вы думаете?

– Думаю, что при нынешних отношениях государства и церкви это невозможно. Патриарх Кирилл уже как-то выступал по этому поводу, он сказал: мы попросим денег у государства. Так что же вы лезете, если не можете содержать этот собор? Мы вам предоставляем все, что вы хотите, – пожалуйста, служите, зажигайте свечки, собирайте деньги, конкурируйте с нами даже по торговым делам. Они говорят, что будут проводить духовную работу – какую, где? Исаакиевский собор для этого не предназначен, для этого есть Лавра, где имеются залы, так собирайте там детей и взрослых, учите их добру, любви, непринятию насилия, а они делают все наоборот… Исаакий им нужен только как торговая площадка. Все здесь со временем приходит не в самый лучший вид, нам приходится за всем следить, и это обходится очень дорого.

– Вы считаете, что церковь не будет тратить таких денег на реставрацию?

– Ну что вы! Вот мы сейчас отдали им Смольный собор, иногда приходим туда: мерзость запустения… Ведь мы помним, как там было, ведь мы не использовали его как танцплощадку – только для духовной музыки, для интересных лекций. Мы понимаем чувства верующих людей, их ни в коем случае нельзя обижать. И в Исаакиевском соборе мы никогда не идем на конфронтацию с нормальными людьми. Интересно, что будет через год с переданным церкви Сампсониевским собором. Все это наши бывшие филиалы, на которые мы тоже потратили кучу денег и труда. Если за домом ежедневно не ухаживать, то он очень быстро дичает. У них там тоже посещаемость на службе два-три человека, служители ходят как потерянные. А вещи у них там уникальные – времен Петра I. Эти шедевры надо сохранять, а кроме того, они должны жить. В музее вещи живут.

23 марта 2017 г.

ЭТО ПРАВДА? Мироточение икон

org_239144_5

Пятое видео из цикла "Это правда?", посвященного явлениям, местам и событиям, которые якобы относятся к миру паранормального и непознанного, расскажет о феномене мироточения икон. Появление на иконах и прочих предметах религиозного почитания особого масла, мира, якобы способного исцелять, как считают верующие, является божественным предупреждением человечеству о надвигающихся бедах и катастрофах...

22 марта 2017 г.

Американские сатанисты борются с телесными наказаниями в школах

Организация «Храм Сатаны» разместила в американском штате Техас рекламный щит, критикующий телесные наказания в школах. Плакат с надписью «Больше никогда не подвергайся побоям в школе», а также пентаграммой и силуэтом сатанинского идола Бафомета появился в техасском городке Спрингфилд, где в 2012 году заместитель директора местной школы избил двух старшеклассниц.

«В 19 штатах разрешены телесные наказания, и каждый год в школах законно бьют более 110 тысяч детей», — отмечается на сайте «Храма Сатаны». Кампания началась со Спрингфилда из-за того, что избивший учениц сотрудник школы так и не понес наказания.

Суперинтендант школьного округа Майкл Келли заявил, что «Храм Сатаны» выбрал странный момент для рекламы в Спрингфилде. Хотя телесные наказания по-прежнему не запрещены, к ним решено не прибегать. Кроме того, чтобы ударить школьника, теперь требуется разрешение родителей или опекуна.

«Храм Сатаны» — американская политическая организация, созданная в 2014 году для борьбы за отделение церкви от государства, социальную справедливость и равенство. Вопреки названию, ее члены не верят в оккультизм и не поклоняются дьяволу. В декабре прошлого года «Храм Сатаны» осудил введенные в Техасе правила обращения с останками человеческих эмбрионов. По мнению членов организации, они нарушают права, гарантируемые федеральными законами о свободе вероисповедания.

21 марта 2017 г.

Папа римский призвал верующих чаще прибегать к помощи экзорцистов

Папа римский Франциск призвал священников более активно пользоваться услугами экзорцистов, особенно если они имеют дело с "настоящими духовными расстройствами". По мнению главы Ватикана, такие расстройства могут иметь различное происхождение, в том числе потустороннее.

Глава Ватикана подчеркнул, что в подобных ситуациях исповедник обязан не мешкая обращаться к экзорцисту. Но выбирать их нужно "с большой осторожностью и благоразумием".

В 2014 году Ватикан официально признал Международную ассоциацию экзорцистов, благословив группу из 250 священников в 30 странах. Таким образом католическая церковь подтвердила, что практика ассоциации относится к юрисдикции канонического права. "Экзорцизм - это вид милосердия во благо тех, кто нуждается", - отмечал тогда глава ассоциации Франческо Бамонте.

Попытки вылечить истерию методами, используемыми экзорцистами, нередко приводят к печальным последствиям. Так, в декабре 2015 года полиция Германии арестовала пятерых родственников женщины, которая умерла в отеле во время обряда экзорцизма. На теле 41-летней женщины из Южной Кореи нашли следы побоев, во рту у нее был кляп.

20 марта 2017 г.

Атеистический дайджест #91. Чаплин против изменников Родины и похороны Ленина


Об очередной инициативе православной церкви по выносу из мавзолея тела Владимира Ленина, а также о том, как протоиерей Всеволод Чаплин предложил уничтожать точечными ракетными ударами изменников родины, уезжающих на бездуховный Запад в поисках лучшей жизни - в девяносто первом выпуске "Атеистического дайджеста".

17 марта 2017 г.

РПЦ научит уральских студентов противостоять сектам и майдану

Миссионерский институт Екатеринбургской епархии РПЦ запустил в Уральском государственном экономическом университете курс "Основы духовной безопасности". Курс рассчитан на 6-8 лекционных часов. Среди тем, которые затрагивают лекторы, - "Религиозный и политический экстремизм", "Духовно-нравственный идеал традиционных религий России", "Секты и сектантство". Учебная программа получила одобрение в Министерстве общего и профессионального образования Свердловской области, и ее авторы рассчитывают, что ее введут и другие вузы.

Как рассказал один из разработчиков этой образовательной программы, сотрудник института епархии Константин Корепанов, курс призван "ответить на вызовы, с которыми сталкивается студенческая молодежь, и указывает на набор превентивных мер, чтобы не залезать туда, куда залезать не надо".

В качестве примера "куда не надо залезать" Корепанов привел киевский Майдан, приведший к свержению власти на Украине: "Они (молодежь - прим. ред.) думали, что свергнут одно и им станет хорошо, боролись за счастливое будущее, а закончилось тем, что они стали смертниками, покойниками, инвалидами на той войне, которая там была развязана. Но им ничего от этого не выгорело, они ничего от этого не получили. Это те люди, которые в черных одеждах кидали бутылки, кричали лозунги и шли на абордаж. <…> Их натуральным образом использовали. Да, им за это дело заплатили, но они повелись на пропаганду. И важно, чтобы такого не случилось на наших улицах, чтобы наших людей не спровоцировали, не вовлекли, а потом не бросили, как использованную вещь".

Новая программа уже читалась в рамках курса "Основы безопасности жизнедеятельности". По словам ректора Миссионерского института епархии Наталии Дьячковой, "на уроках ОБЖ в первую очередь учат действовать при пожаре, техногенных катастрофах, а вот защитить себя от ментального влияния, которое может разрушить твою жизнь и жизнь твоих близких, не учат", поэтому и был апробирован этот курс.

15 марта 2017 г.

"Атеистические записки": 81. О чумном бунте в Москве

История знает немало примеров того, как люди исцелялись от недугов при помощи гипноза, внушения или самовнушения. Происходило это задолго до появления в конце 80-х - начале 90-х всевозможных чумаков и кашпировских. Большинство случаев исцеления так или иначе связаны с религией. Достаточно вспомнить целебные источники (тот же Лурд во Франции), якобы чудотворные мощи, иконы, статуи и прочие предметы религиозного почитания, через которые, как считают верующие, страждущие могут получать божью благодать. Это, если угодно, своего рода психологическая установка, благодаря которой люди (но далеко не все) действительно избавляются от симптомов самых разных заболеваний.

В случае положительного эффекта от молитв или прикладывания к высушенным останкам особо почитаемых святых все заслуги приписываются божеству. Российский психотерапевт В. Рожнов в своей книге "Гипноз и чудесные исцеления" писал: "Выработанные долгим опытом храмовой медицины полезные приемы борьбы с болезнями жрецы ставили с ног на голову, приписывая милости бога. Люди отнимали у себя свои достижения, чтобы отдать их вымышленному сверхъестественному существу, и затем униженно вымаливать у него то, что создано их собственным разумом и руками. На этом нелепом парадоксе тысячелетиями покоилась вера в чудодейственную целительную силу богов".

Следует помнить о том, что так называемые святые места далеко не всегда бывают безопасными в том смысле, что зачастую являются рассадниками заразных заболеваний. "Здесь скапливается одновременно много больных с самыми различными недугами. Все они прикладываются к мощам и иконам или купаются в воде одного и того же источника, а это не может не вести к повальным заболеваниям - эпидемиям", - предупреждал Рожнов.


В этой связи весьма показательной является история чумного бунта 1771 года. В условиях свирепствовавшей в Москве эпидемии чумы, пришедшей с фронтов русско-турецкой войны, горожане, надеясь на исцеление, массово стекались к Варварской башне, где над входом в часовню висела чудотворная икона Боголюбской богоматери. Одновременно с этим православные батюшки призывали паству участвовать в крестных ходах, полагая, что такая мера позволит людям избавиться от моровой язвы - именно так на Руси в XVIII веке называли чуму.


Ситуация, при которой люди участвовали в массовых религиозных шествиях, проходили мимо иконы и целовали ее (как еще здоровые, так и уже заразившиеся), лишь способствовала росту эпидемии. Ежедневно умирало до 1000 человек. Чума выкашивала целые кварталы и районы - московские улицы были буквально завалены трупами. Вместе с тем, прекрасно понимая, что в данном случае вера лишь усугубляет ситуацию, 15 сентября 1771 года служители культа во главе с архиепископом Амвросием закрыли доступ к реликвии, вернув икону на место, и запечатали короб, в котором хранились собранные во время массового паломничества пожертвования.

Разъяренная толпа христиан, лишенная надежды на чудо, разгромила монастырь в восточной части Кремля, захватила Донскую обитель и отправила на тот свет архиепископа Амвросия. После этого участники бунта принялись уничтожать карантинные заставы и имения знати.

Чумной бунт на картине Эрнеста Лисснера, 1930-е годы

Чумной бунт был жестко подавлен. Троих крестьян и одного купца, причастных к убийству архиепископа, повесили, еще 173 бунтарей отправили на каторгу. 17 ноября 1771 года Правительствующий сенат издал указ, который запретил проводить захоронения при городских церквях и постановил создавать новые кладбища за пределами городской черты.

Алексей Козлов
"Атеистический сайт Беларуси"