31 марта 2012 г.

Право и крест

Православные активисты из «Народного собора» устроили пикет у Британского посольства. Они потребовали прекратить обижать христиан, которым запрещают носить на работу крестики. Обижает не иначе как сам премьер Дэвид Кэмерон, которого пикетчики на одном из плакатов объявили наследником безбожника Ленина.

Напомню, «Народный собор» – та самая организация, которая недавно била челом властям, чтобы те примерно наказали радикальных феминисток из Pussy Riot. Власти, которым феминистки досадили никак не меньше, просьбам вняли, и те мигом оказались за решеткой. А вот на Даунинг-стрит вместо того, чтобы брать с нас пример, вовсю глумятся над верой.

Наверное, Дэвид Кэмерон сильно удивился бы подобным обвинениям. Еще больше удивилась бы министр без портфеля баронесса Варси, которая недавно съездила в Ватикан, где воздала хвалу европейскому христианству и лично папе римскому. Правительство британских консерваторов изо всех сил подчеркивает свою приязнь к христианству. Даже мусульманка Саида Варси присоединилась к общему хору.

Что же произошло в Британии?

А произошло там вот что. Две британских дамы — Надя Эвейда и Ширли Чаплин — пожаловались в Страсбургский суд. Их права на свободное проявление религиозных взглядов, которые им гарантирует 9-я статья Европейской конвенции по правам человека, были попраны британскими судами, утверждают истицы. Оба дела далеко не новые, начало им было положено в середине двухтысячных. За несколько лет до этого английской компании British Airways вздумалось изменить униформу женского персонала, и работающая за стойкой регистрации Надя Эвейда вместо кофточки со старомодным воротничком стала носить открытую блузку. Тут-то и случилась беда. Надя была коптской христианкой и всегда носила на груди нательный крестик. А новый дресс-код, разрешая блузку, запрещал ювелирные украшения. Крестик оказался на виду, Надю попросили его спрятать под одежду. Она то подчинялась просьбам, то выпрастывала крестик поверх блузки. Это продолжалось довольно долго. Наконец в British Airways не выдержали и отправили непокорную коптку в отпуск без сохранения содержания. Та начала публичную кампанию протеста. Почему сикхам разрешают носить на работу тюрбаны, мусульманкам хиджабы, а коптам не разрешают носить кресты?

Авиакомпания защищалась как могла. Сикх без тюрбана не сикх, ему даже на работе в полиции разрешают его носить, хиджаб — для мусульманки никак не украшение, а знак религиозной скромности. А крест — это не только религиозный символ, но и модное ювелирное изделие.

Его поп-певички носят вкупе с откровенным декольте (та же Мадонна). Ну а если символ, то сделайте цепочку подлиннее и спрячьте под блузку. Нет, горячилась Надя, мы, копты, не для того страдали под исламским игом, чтобы теперь прятать свой крест. Носили и будем носить на виду.

Дело получило столь широкую огласку, что по нему высказался тогдашний лейбористский премьер Тони Блэр. Он, конечно, ничего не мог приказать частной компании, но публично удивился отсутствию гибкости с ее стороны. И та ее проявила. Пошла на компромисс, поменяла дресс-код. Однако Надя, обретя к тому времени всебританскую славу, от компромисса отказалась, решив идти до конца. И вчинила компании иск на 100 тысяч фунтов с хвостиком за вынужденный отпуск без содержания. Тяжба длилась несколько лет, и British Airways выиграла непростой процесс.

Действительно суд решал трудную задачу. Упорная коптка настаивала, что дресс-код обижал ее религиозные чувства. Но если бы его отменили лишь в ее случае, но сохранили в отношении других, она бы оказалась в привилегированном положении. Из жертвы дискриминации превратилась бы в объект фаворитизма. А в роли дискриминированных оказались бы те сотрудницы, которым украшения носить по-прежнему запрещалось. Из этой ситуации были два справедливых выхода — сменить дресс-код (им и воспользовалась компания) или сделать законное исключение для госпожи Эвейды. Однако для последнего требовалось доказать, что крест не просто объект веры, но и предмет, обязательный для ношения. Суд крепко подумал и решил, что, в отличие от сикхского тюрбана, он таким обязательным предметом не является. Во всяком случае, подавляющее число христиан в Великобритании не настаивают на том, чтобы не только его носить, но и носить поверх одежды. От себя суд добавил, что никто не препятствовал истице сменить место работы внутри BA (например, уйти из-за стойки регистрации, где она была постоянно на виду) или перейти в такую компанию, где не было бы столь неудобных для нее правил. Проиграв, Эвейда подала апелляцию, снова проиграла и после этого обратилась в Страсбург.

Случай с Ширли Чаплин получил менее широкий резонанс.

И дело не столько в том, что прихожанка англиканской церкви Чаплин уступала общественным и религиозным рвением коптке Эвейде. Просто речь в ее случае шла о специальном дресс-коде. Ширли работала медсестрой в госпитале Национальной службы здравоохранения, сотрудникам которого не разрешали носить на работе никаких ювелирных украшений, особенно цепочек и колец. Это диктовалось правилами гигиены. Даже доблестные сикхи-медбратья вынуждены были обходиться без «кары» – своего священного браслета. Администрация попробовала достичь с медсестрой компромисса, предложив ей носить крест в виде значка на лацкане, но та отказалась. После чего ее уволили за несогласие с внутренним больничным распорядком, и суд поддержал это решение.

Пока длились судебные баталии, обе женщины стали символами «культурной войны» между консервативными верующими и секуляристами, которая уже не первый год продолжается в Великобритании.

Первые утверждают, что религиозные символы ни в коем случае нельзя изгонять из публичного пространства, вторые — что их следует допускать туда с большой осторожностью, ибо они посягают на светский характер государства. Власти играют в этой «войне» роль нейтрального арбитра. Лейбористы больше склоняются к светскости, консерваторы сочувствуют религии, но на нейтральную позицию это повлиять не может. Решения британского суда для слушаний в Страсбурге изложены вовсе не членами консервативного кабинета, а клерками из Форин-офис. Те остаются в своих креслах при любой смене власти, раньше работали на лейбористов, теперь трудятся на консерваторов.

К каким выводам придет Страсбургский суд, сказать сложно. Возможно, решит, что 9-я статья нарушена и религиозная свобода нуждается в защите. Кстати, к таким выводам пришла официальная британская комиссия по правам человека. Или, напротив, согласится, что британские суды поступили верно, поддержав право работодателей самим решать вопросы дресс-кода. Поскольку они упираются не только в религию. Недаром нынешний епископ Кентерберийский Роуэн Уильямс сокрушается, что крест слишком часто превращается в простое ювелирное украшение.

Так что зря переживают наши ревнители православия, их британские сестры во Христе сами могут за себя постоять и заступиться за них есть кому. Но заступиться в сугубо правовых рамках. Конечно, понять это, живя в стране, где административные нарушения в одночасье превращаются в уголовные преступления (что как раз и случилось с Pussy Riot) и где религиозные чувства защищают с помощью правового беспредела, чрезвычайно сложно.

Борис Фаликов
Газета.ру

Нет комментариев

Отправить комментарий

Вы можете вставить любое изображение в ваш комментарий. Для этого достаточно заключить прямую ссылку на фото в тэг [img][/img]
Например, [img]http://dl.dropbox.com/u/1211024/ooops.jpg[/img]