10 июня 2012 г.

Богоугодный аморализм. Часть 1: Люди древнего пророка

Первые прихожане появились в молитвенном доме Лероя С. Джонсона (Колорадо-Сити, штат Аризона) около шести вечера. Через полчаса вдоль стены здания уже выстроилась очередь, доходившая до автомобильной парковки. К семи она была уже многотысячной — взрослые мужчины и мальчики в костюмах, женщины и девушки в пасхальных платьях приглушенно желтого цвета, так называемых платьях прерий. Эти люди собрались, чтобы проститься с 68-летней Фонетой Джессоп, умершей от инфаркта несколько дней назад. В сумрачном траурном зале сыновья Фонеты, принимавшие соболезнования, выстроились плечом к плечу в ногах покойной. По одну сторону гроба стоял муж Фонеты, Меррил, по другую — его многочисленные жены. Фонета была его первой женой.

Колорадо-Сити имеет особое значение для единоверцев Фонеты. Две сестринские общины, здешняя и города Хилдейла (штат Юта), стоят у истоков Фундаменталистской церкви Иисуса Христа Святых последних дней (ФСПД), практикующей многоженство и по этой причине отколовшейся от церкви мормонов (официальное название — Церковь Иисуса Христа Святых последних дней, СПД). В 1920–1930-е годы несколько полигамных семей отделились от церкви мормонов, которая, стремясь вписаться в американский социум, стала последовательно искоренять традиционную для этой секты полигамию, и образовали поселение на границе Юты и Аризоны. В 1935 году церковь мормонов предъявила поселенцам ультиматум: откажитесь от многоженства или мы с вами распрощаемся. Практически никто из новой общины отказываться не стал, и все раскольники были от «матери-церкви» отлучены.

Во время поминальной службы муж Фонеты и трое сыновей с придыханием говорили о приверженности покойной полигамному образу жизни, однако в их речах звучали глухие намеки на то, что отношения между Меррилом Джессопом и Фонетой отнюдь не были безоблачными.

На церемонию не явилась Кэролайн, четвертая жена Меррила, но это никого не удивило — в 2003 году она вместе с восемью своими сыновьями бежала из дома, после чего выпустила ставшую бестселлером  книгу о жизни в общине ФСПД. В ней она рассказала о царящих там монастырских порядках, о глубоко несчастной Фонете, которая, утратив благосклонность мужа, безбожно растолстела, спала все дни напролет и выходила из своей комнаты лишь по ночам — поесть и постирать.

По окончании службы большинство прихожан отправились на кладбище Айзека Карлинга для совершения погребального обряда. Я предположил, что такое скопление народа — здесь были посланцы общин из Техаса, Колорадо и Британской Колумбии — объясняется общественным положением мужа покойной: Меррил Джессоп — один из руководителей ФСПД и епископ ее Западно-Техасской ветви. Однако мой провожатый Сэм Стид, тридцатисемилетний бухгалтер с учтивыми манерами, возразил: «Такое бывает 15–20 раз в году. Сегодня народу, наверно, побольше, чем обычно, но даже когда умирает ребенок, приходят три-четыре тысячи. Похороны — один из обрядов, которые нас объединяют».

Чтобы жить по своему закону

О мормонах-фундаменталистах в Америке не знал почти никто, пока в апреле 2008 года силы правопорядка не совершили рейд на ранчо «Чаяние Сиона» в отдаленной части Западного Техаса. Через несколько дней по телевизору показали, как социальные работники и полицейские загоняют в школьные автобусы сотни мальчиков и тщательно причесанных, одетых в глухие платья до пят девочек.

Поводом к проведению операции послужило, как было объявлено, несколько телефонных звонков, поступивших в Центр защиты от домашнего насилия. Шестнадцатилетняя девушка сообщила, что она подвергается сексуальному  и физическому насилию со стороны своего мужа, который гораздо старше нее. Обвинение не выглядело беспочвенным, поскольку обитатели ранчо, как выяснилось, принадлежали к мормонам-фундаменталистам, «пророк» которых Уоррен Джеффс за принуждение к браку с ним 14-летней девочки был в 2007 году приговорен судом штата Юта к длительному тюремному заключению.

Полицейская операция возбудила нешуточные страсти. Власти, опасаясь, что встретят такое же ожесточенное сопротивление, какое оказали в 1993 году члены религиозной секты «Ветвь Давидова» в городе Уэйко, послали на ранчо отряды спецназа, оснащенные боевой техникой, притом что у защитников ранчо оказались всего 33 зарегистрированные единицы огнестрельного оружия. К тому же скоро выяснилось, что упомянутые телефонные звонки были мистификацией. В результате апелляционный суд Техаса счел, что администрация штата не смогла привести достаточных оснований для изоляции детей, и в течение двух месяцев большинство из них были возвращены в семьи.

Однако после бесед с девочками-подростками, которые были беременны или уже имели детей, началось расследование, в результате которого против двенадцати членов церкви власти выдвинули обвинение в многоженстве и сексуальном посягательстве  в отношении малолетних. Одним из обвиняемых был Раймонд Джессоп. С обрыва прямо за домом семьи Джессоп в Хилдейле ее глава 88-летний Джо может любоваться видом, открывающимся на так называемую Аризонскую полосу — всхолмленную равнину, поросшую полынью и сосново-можжевеловым стлаником. Она тянется на 50 миль вдоль границы Юты и Техаса вплоть до Большого Каньона. Внизу лежат фермерские поля и поселки. Джо называет Хилдейл и Колорадо-Сити по старинке Шорт-Криком. «Когда я впервые, еще мальчишкой, оказался в Шорт-Крике, там было всего-навсего семь домов. Этакий пограничный форпост…»

Сегодня здесь живут приблизительно шесть тысяч мормонов-фундаменталистов — самая большая община ФСПД. Джо Джессоп — один из почитаемых ее членов. Он глава огромного семейства: 46 детей и 239 внуков. «Моя семья, как и другие, приехала в Шорт-Крик, чтобы жить по нашему закону и строить Царство Божие на земле. В чем только нас не обвиняли, но, думаю, мы неплохо потрудились на этом поприще».

Если послушать членов общины, то благодаря порядкам, заведенным первопоселенцами, отношения в ней поистине идиллические: все пронизано искренней набожностью, духом соседской взаимопомощи, прекрасные дети получают здоровую пищу, не знают, что такое социальное расслоение, и не испытывают на себе разлагающего влияния телевидения. Критики мормонов, напротив, утверждают, что это замкнутая секта, в которой царит культ лжепророка Уоррена Джеффса, выдающего себя за наместника Бога на земле, и где суровый контроль единоверцев подавляет всякую личность.

Однако, пожив немного в Хилдейле и Колорадо-Сити, начинаешь лучше различать детали. Картина проясняется постепенно, что и понятно, если учесть замкнутый, «островной» образ жизни общины. Массивные дома по большей части окружены высокими стенами, чтобы дети имели безопасное место для игр и заодно чтобы отгородиться от любопытных взглядов «язычников» — gentiles, как здесь называют всех иноверцев.

Все имущество мормонов принадлежит церкви и у членов общины находится лишь в управлении. Стремясь максимально обеспечить себя всем необходимым, они в большом количестве выращивают самые разные фрукты и овощи. Участвуют в этом все, включая детей. Но среди членов церкви есть и владельцы крупных предприятий, от гостиниц до фабрик. По субботам мужчины собираются в молитвенном доме. Там они, помимо прочего, обсуждают текущие дела, например, план строительных и других работ, ведущихся общиной в городе, распределяют добровольцев для их выполнения. Чувство солидарности у мормонов развито столь сильно, что они способны за один день целиком — от фундамента до крыши — выстроить дом для семьи единоверца. В полигамных семьях также царит общинная атмосфера. Жены необязательно живут вместе — они могут занимать разные флигели или при достижении преклонного возраста даже отдельные домики, но каждая несет на себе часть общих забот, по возможности выбирая область, отвечающую ее желаниям и склонностям. Первейшая обязанность женщины — присматривать за своими детьми, при этом одна может заведовать кухней, другая, к примеру, учить (практически все дети получают домашнее образование), третья заниматься шитьем.

Джойс Броудбент, приветливая дама сорока четырех лет, являет собой прекрасный пример человека, преисполненного внутренней гармонии: «Кому-то это может показаться странным, но жены здесь вполне хорошо уживаются, относятся друг к другу по-сестрински. Конечно, с кем-то сближаешься более тесно, кто-то может тебя раздражать, но ведь такое бывает в любой семье. Лично я никогда ни с кем не соперничала и ни к кому не ревновала». Сама Джойс не просто приняла вторую жену своего мужа, Маршию, но с нетерпением ждала ее появления в доме. Маршия —  родная сестра Джойс, оставшаяся одна после неудачного брака. «Мой муж — очень хороший человек, — объясняет Джойс, глядя с улыбкой на Маршию и их общего супруга Хебера, — и я хотела, чтобы сестра разделила со мной мое счастье».

Не все женщины общины оценивают полигамный брак столь однозначно положительно. Дороти Эмма Джессоп, сохранившая в свои восемьдесят молодую энергию, заведует натуропатической благотворительной аптекой в Хилдейле. Крошечное помещение уставлено склянками с настойками трав, приготовленными ею самой. Дороти всякий раз тяжело переживала появление в доме новой жены: «Сказать по правде, многие женщины реагируют на это так же. Нелегко делить с кем-то любимого мужчину. Но потом я сказала себе: это испытание — греховный соблазн ревности и гордости — послано мне богом. И я должна преодолеть это в себе».

Сознание, что твой первейший долг — выносить и вырастить как можно больше детей, создать «небесное семейство», судя по всему, помогает справляться  с «греховным соблазном». Здесь не редкость встретить женщину, которая дала жизнь десяти, двенадцати, шестнадцати детям. Неудивительно, что этот глухой угол американского Запада переживает сегодня демографический взрыв. Каждый год в больнице Хилдейла появляются на свет 400 малышей, по каковой причине средний возраст здешнего населения не превышает 14 лет, тогда как в США средний показатель — 36,6. Однако у этого отрадного явления есть и обратная сторона: из-за того что многие члены коммуны ведут свое происхождение от нескольких ее основателей, среди мормонов, по утверждению врачей, растет число больных редким наследственным заболеванием, вызываемым нехваткой жизненно важного фермента, фумаразы. Она проявляется в изменении строения лицевых костей, эпилептических припадках, задержке развития.

Соединение традиционного общинного уклада и атрибутов современной жизни у мормонов порой обескураживает. Они носят архаичную одежду и пользуются мобильными телефонами, ездят на внедорожниках последних моделей. Телевидение у них запрещено, однако Интернет распространен широко. Когда я спросил Сэма Стида, почему среди мормонов редко встретишь человека в очках и не значит ли это, что острое зрение — их генетический признак, тот с мягкой улыбкой заметил: «Да нет, просто здесь хорошо поставлена лазерная хирургия».

Скотт Андерсон
"Вокруг света", июнь 2011 г.
Продолжение следует...

Нет комментариев

Отправить комментарий

Вы можете вставить любое изображение в ваш комментарий. Для этого достаточно заключить прямую ссылку на фото в тэг [img][/img]
Например, [img]http://dl.dropbox.com/u/1211024/ooops.jpg[/img]