26 февраля 2013 г.

А. Невзоров. Мертвые мальчики как "духовная скрепа"

Кремль нашел себе новое занятие. Теперь он мастерит для нации духовные «скрепы». По мысли кремлевцев, именно патриотика восстановит производства, наладит космическую отрасль и животноводство. Но непокорная патриотическая идея быстро потеряла всякую управляемость, превратившись в маргинально-черносотенный маразм, который лишь усиливает раскол в обществе.

Впрочем, Кремль всегда любил побаловаться «скрепами». Возьмем, к примеру 1606 год. Тогда возникла потребность в новом духовно-патриотическом событии, способном всех объединить. Таковым, с точки зрения царя Василия Шуйского и патриарха Гермогена, имела шанс стать канонизация зарезанного в 1591 году царевича Димитрия Углицкого. Но единственным аргументом за его причисление к лику святых могла быть «нетленность» тела покойного.

Посланные в Углич подручники Шуйского и Гермогена вскрыли захоронение Димитрия — и, разумеется, обнаружили там, по меркам «нетленности», нечто совершенно некондиционное. Однако канонизация должна была состояться во что бы то ни стало. Чтобы она имела аншлаг и законность, публике должно было быть предъявлено именно нетленное, свеженькое (несмотря на 17 лет пребывания в могиле) тельце царевича. Оргкомитет призадумался, но в итоге решил эту проблему без особого труда. Изготавливая скрепу, Шуйский и св. патриарх Гермоген продемонстрировали настоящую патриотическую смекалку: «достали отрока моложе 10 лет, а именно Ромашку стрелецкого сына, заплатили отцу хорошую сумму и, зарезав этого отрока, нарядили его в царские одежды и уложили в гроб». Гроб был открыт для созерцания очень недолго, ровно до того момента, пока в теле свежезарезанного мальчика не начались процессы разложения, но публику удалось убедить в нетленности и «умилить чрезвычайно». (Антифеодальные народные восстания в России и церковь. изд. АН СССР, М. 1955).

В 1606 году мероприятие удалось на славу, острота патриотических ощущений была необыкновенной: «созерцая восторг народный, плакали от умиления даже сами затейники, знавшие всю подоплеку события». Но «скрепа», как всегда, не сработала — и вскоре Смута порвала Россию в мелкие клочья. История с подменой тела, разумеется, всплыла и подлила масла в огонь.

Таких примеров мы знаем множество и каждый раз убеждаемся, что эти самые духовные «скрепы» на самом деле ни черта не скрепляют. Горький опыт мог бы научить, что на таком гнилом фундаменте, как старая история России, здание национальной идеи строить нельзя. А без опрокидывания традиций, без разумного неуважения к прошлому немыслимо и развитие. Ведь традиции требуют уважать «тысячелетние верования народа», правда, не уточняя, что эти верования были уделом преимущественно безграмотных и забитых рабов, т.е. «людей крепостных и дворовых». А сегодняшняя публика, насмотревшись на себя в «священные» кривые зеркала прошлого, начинает коверкать свою собственную физиономию так, чтобы и в реальности походить на жуть, которую она увидела в зеркале. Зрелище, конечно, забавное, но судя по ликам передовиков этого занятия — депутатов Госдумы, — несколько антисанитарное.

Еще одним ресурсом, на который возлагались воспитательно-патриотические надежды, была русская художественная литература. Но совсем недавно стало понятно, что национальная словесность (как и все на свете) имеет свой срок годности, который, по всей видимости, подошел к концу. Ее смыслы остались в далеком прошлом, а лишенная содержания форма выглядит нестерпимо пафосно и архаично.

Вполне возможно, что в ком-то из очень взрослых современников она еще «теплится», но выросло уже третье (как минимум) поколение — совершенно свободное от ее влияния и очарования. Более того — эти новые поколения вообще никак не воспринимают русскую литературу. Ни как властительницу дум, ни как развлечение.

По этому поводу можно рыдать, угрожать, скандалить, продолжать морочить себе головы пафосной риторикой — но реальность от этого не изменится; нет на свете силы, которая была бы способна увлечь новые поколения нюансами межполовых игр дворянства XIX века или душным «богоискательством».

Данная ремарка не имеет ничего общего с призывом сбросить русскую литературу с «корабля современности». Нынче вопрос лишь о том, как продлить национальной словесности хотя бы формальное, вегетативное, чисто сувенирное существование. Считается, что у народа обязательно должна быть хоть какая-нибудь, да литература. Пусть уже утратившая обаяние, смысл и способность интересовать — но она должна быть. К тому же она еще иногда пригодна как сырье для изготовления телевизионного мыла. Говоря языком реаниматологов, речь сегодня идет лишь о мощности «наркозно-дыхательного аппарата». Под «дыхательными контурами» и «дефибрилляторами» милая старушка сможет храниться долгое время и быть открытой для посещения заплаканными родственниками (т.е. литературоведами). Те всегда смогут «поправить простынку», «потискать синеющую безответную ручку», т.е. совершить все полагающиеся при посещении «овощной палаты» ритуальные действия.

В истечении срока годности русской литературы нет ничего загадочного. Время всегда безжалостно к сочинениям, особенно к перегруженным идеологией. Простой пример — Достоевский. Как мы помним, именно его черносотенцы упорно объявляли своим кумиром. И они оказались абсолютно правы: иной аудитории у него практически не осталось. Правда, даже для них этот религиозный фанатик XIX века, крепко настоянный на эпилепсии и педофилии, чересчур «заборист» и при сегодняшнем «употреблении внутрь» разбавляется различными «А. Менями». Что опять же указывает на настоящее место Достоевского — в свечных ларьках, рядышком с Журналом Московской патриархии и двуглавыми матрешками. С него можно сдувать пылинки, как с сувенира, но вот интерес к нему сложно пробудить даже таким проверенным способом, как ворошение старых пикантностей.

Бесполезно вспоминать маленьких крестьянских девочек, которых генератору православной духовности возили в баню для педофильских забав (об этом откровенно пишет в письме к Л.Толстому личный биограф Достоевского Страхов). Уже никогда больше не станет скандалом и трезвый пересказ его биографии. Конечно, мы помним, что арестован и приговорен Достоевский был за атеизм и вольнодумство. Понимаем, что ужас приговора и каторги, по всей вероятности, «сломал» его и научил никогда больше не ходить «за флажки». Этот же страх сделал Достоевского главным соловьем режима, заставил жить и писать так, чтобы ужас семеновского плаца никогда не повторился в его личной истории. В своей верности православному тоталитаризму Достоевский, конечно, забавно лез из кожи вон, но его можно понять и простить — залы казино уютнее каторжных бараков. Можно привести и еще множество имен и примеров, но все факты и обстоятельства, даже самые скандальные, уже не разбудят былых страстей по русской литературе. По одной простой причине — срок ее годности, как я уже говорил, истек.

Ожидание же патриотических плодов на иссохшем религиозном древе отсылает нас к известной сказке про Буратино и поле в Стране Дураков.

У путинского режима множество коварных недоброжелателей, которые рано или поздно подточат его, а возможно, и опрокинут. Увы, вечных режимов, как известно, не бывает. В этом случае православие, которое уже накрепко переформатировалось в официальную «патриотическую» идеологию режима, будет зачищено, вероятно, еще тщательнее, чем в 20-х годах XX века. Причем обойдется без полетов попов с колоколен.

Потребуется совсем немного: разрешение новой власти поделить церковный бизнес меж заинтересованными лицами. Сегодня от банального передела эту сверхдоходную отрасль спасает только Кремль, держащий подходы к ней под прицелом. Но в ту секунду, когда власть усталым жестом сунет маузер в кобуру и отвернется, недавнее пророчество преподобномученика Станислава (Белковского) сбудется — и отрасль растащат. Понятно, что часть граждан разбредется по сектам открывать себе «третий глаз» или встанет в пятикилометровую очередь к поясу, но уже какой-нибудь Елены Блаватской (пояс с чулками известной эзотерички ждет своего часа, чтобы быть предъявленным поклонникам тонкой духовности).

Все будет нормально. Невежество, как известно, всегда будет искать и находить религиозное утешение. Разумеется, разбредшееся по сектам население станет чуть менее управляемым, но это проблема власти — мало интересная нам. Ничего особенного не произойдет. Просто С.Радонежского сменит апологет мистицизма Г.Трисмегист, а И.Кронштадтского — какой-нибудь сектант Кришнамурти. Этот факт, на мой взгляд, тоже не стоит драматизировать, т.к. нет принципиальной разницы, от какого именно «коктейля» наступает нужная степень религиозного опьянения нации.

Все будет в порядке. Священное право народа на оболваненность будет сохранено в полном объеме.

А наш благодарный народ любит и умеет умиляться. Особенно консолидирующим маленьким мертвым мальчикам (не важно — погибшим в Америке либо убитым собственноручно), которых по старой патриотической традиции так вовремя умеет подложить ему власть.

Проблема в другом. Согласно той же традиции умиление это никогда не бывает долгим.

Александр Невзоров

24 комментария:

  1. Наблюдатель Истин26.02.13, 18:40

    Ф.М. Достоевский - величайший классик, признанный во всем мире! Даже Фридрих Ницше (уж на что был самолюбив) писал о нем: "Достоевский - единственный психолог, у которого я бы мог кой-чему поучиться!"

    Я, кстати, недавно перечитал "Преступление и наказание" и, скажу Вам, совершеннее и глубже этого произведения - трудно найти в русской литературе.

    Бросаться грязью в сторону таких Личностей - пустое занятие! Комок все равно не долетит до цели, а вот на Ваших руках грязь останется...

    ОтветитьУдалить
  2. deshi_maru26.02.13, 19:17

    Еще одним ресурсом, на который возлагались воспитательно-патриотические надежды, была русская художественная литература. Но совсем недавно стало понятно, что национальная словесность (как и все на свете) имеет свой срок годности, который, по всей видимости, подошел к концу. Ее смыслы остались в далеком прошлом, а лишенная содержания форма выглядит нестерпимо пафосно и архаично.
    Вот такие перлы способна выдавать эта банальная циничная сволочь и классический болван, который совершенно очевидно не понимает даже самого смысла слова "смыслы", которые остались для него в "далеком прошлом". Сам он, конечно, наверняка уже избавился от "обаяния" Данте, Шекспира, Сервантеса, Босха, Брейгеля, Эразма Роттердамского....
    Свинья.... Причем омерзительная и нестерпимо пафосная.

    ОтветитьУдалить
  3. Ну ты бы глаза в глазницы вставил. Невзоров тут прав - нет вызывает литература тех магических, романтических или патриотических чувств. Ну Пушкин, ну Толстой, ну Булгаков, ну нравится, ну что дальше то? Что с этого? А ничего.

    ОтветитьУдалить
  4. А.М.Крайнев26.02.13, 21:52

    У каждого свой вкус,
    один другому - не указчик.
    Кому нравится арбуз,
    а кому - свиной хрящик...

    ОтветитьУдалить
  5. Кто-то27.02.13, 0:11

    Пушкин, Толстой и Достоевский для нескольких поколений россиян действительно находятся в одном ряду с Шекспиром и Гомером, а не с кем-либо из наших современников. Новые "властители дум" пока не появились, а старые перестали быть таковыми. В идеологическом плане (но не в художественном) они уже давно банальны и не современны.

    ОтветитьУдалить
  6. фонтан27.02.13, 4:33

    Духовная скрепа волшебна!


    Насчёт Русской Литературы (тм) люто соглашусь.

    ОтветитьУдалить
  7. да в общем-то А.Г. не ставит под сомнение величие ТВОРЧЕСТВА что Достоевского, что Толстого...Другое дело, что ЛИЧНОСТИ того и другого вряд ли можно рекомендовать, как образец для подражания... И совсем уж третье дело- это актуальность НЕКОТОРЫХ их произведений сегодня. (на мой взгляд- Бесы- безусловно да, а вот "преступление и наказание" после всех "чудес" 90-х- так и вовсе детская история про рефлексанта)

    ОтветитьУдалить
  8. "Классический болван" прорезался как раз в комментариях... И - опять же - самым "классическим" - способом пытается подменить сраную "Гусскую" литературу - Шекспиром и Данте... Омерзительно... - и - "нестерпимо пафосно"...

    ОтветитьУдалить
  9. Евгений Д.27.02.13, 15:10

    К сожалению, русская классическая литература сегодня не очень востребована. Как и европейская. Вряд ли нынешняя молодежь читает Шекспира (или Мольера) чаще, чем Грибоедова. Все дело, конечно же, в идеологии, но только не писателей, а читателей. Современная идеология мещанского капитализма идет вразрез с основными нравственно-эстетическими понятиями классической литературы. Я не беру некоторые халтурные произведения, выпущенные, действительно, по заказу монарха или партии, но к классике они, как правило, не имеют никакого отношения, даже если их и «произвели» в это высокое звание постановлением от начальства.
    Нельзя сказать, что умерла классическая русская литература. Классика не имеет рамок, ни временных, ни национальных. Умереть может просто классическая литература, без разделения национальностей, и не в лице ее выдающихся произведений, а в среде читателей-обывателей, читателей-мещан.

    Романы из школьной программы,
    На ваших страницах гощу.
    Я все лагеря и погромы
    За эти романы прощу.

    Не курский, не псковский, не тульский,
    Не лезущий в вашу семью,
    Ваш пламень - неяркий и тусклый -
    Я все-таки в сердце храню.

    Не молью побитая совесть,
    А Пушкина твердая повесть
    И Чехова честный рассказ
    Меня удержали не раз.

    А если я струсил и сдался,
    А если пошел на обман,
    Я, значит, не крепко держался
    За старый и добрый роман.

    Вы родина самым безродным,
    Вы самым бездомным нора,
    И вашим листкам благородным
    Кричу троекратно "ура!".

    С пролога и до эпилога
    Вы мне и нора и берлога,
    И кроме старинных томов
    Иных мне не надо домов.
    Б. Слуцкий

    ОтветитьУдалить
  10. Наблюдатель Истин27.02.13, 18:34

    Как же вы, однако, презрительно отозвались о Раскольникове! Рефлексант! Небось презираете его за то, что он "тварью дрожащей" оказался? Не смог, так сказать, переступить через грань добра и зла. Ну что поделать, не все же такие сверхчеловеки как Вы...

    Но это так - мысли вслух... Теперь по существу. Лихие девяностые вовсе не обесценивают творчество Достоевского, наоборот, они делают его актуальным как никогда. Ведь что произошло в те годы, давайте разберемся. А произошло следующее - человеческая жизнь была приравнена к батону колбасы, да и сейчас она не слишком подорожала. Просто от соевых сосисок медленно переехала в сторону дорогого сервелата.

    В 90-е годы очень много людей вдруг поняли, что они "право имеют" - право вершить суд - кому жить, а кому умереть. Перестали рефлексировать собственные действия! А что такое человек без рефлексии? А ничто - не человек это! Монстр!

    Так что же может быть из литературы в такие лихие годы актуальнее романа "Преступление и наказание" в котором как раз и поднимается фундаментальный вопрос определяющий ценность жизни как таковой?

    ОтветитьУдалить
  11. Наблюдатель Истин27.02.13, 18:41

    То есть я так понимаю Шекспир устарел? И его вечный вопрос "Быть или не быть?" уже не актуален?


    В таком случае вы серьезно заблуждаетесь, друг мой! Доказывать это очевидное заблуждение я даже не собираюсь.

    ОтветитьУдалить
  12. Наблюдатель Истин27.02.13, 18:43

    А, то есть, только русские классики - ни на что не годны, а европейские - это самое оно, так что ли?

    ОтветитьУдалить
  13. Наблюдатель Истин27.02.13, 19:00

    Красивое стихотворение! Спасибо, что выложили!

    ОтветитьУдалить
  14. Евгений Д.27.02.13, 21:33

    P.S.
    На таком «ресурсе», как русская художественная литература, Невзоров явно перегнул палку. Это, что называется, левацкий загиб, или, перефразируя Ленина – детская болезнь левизны в атеизме. Уж не хочет ли он основать «Пролеткульт – 2» (вернее, «Атеисткульт»), на исключительно современных и чисто атеистических началах? Не эти ли мысли лежали в основе идеологии хунвейбинов, проводивших в жизнь «культурную революцию»? Не знаю, как вам, господа атеисты, а мне, как и Эйнштейну, Достоевский дал больше, чем тот же Гаусс.

    ОтветитьУдалить
  15. Наблюдатель Истин27.02.13, 21:57

    В принципе я не удивлен, что Невзоров так пренебрежительно относится к русской литературе. Причина этого кроется в том, что его матрица души на 99% построена из жестких отрицательных энергий, формирующих линейность мышления.


    Такие люди как он все не содержащее в себе математического аппарата будут называть гуманитарным хламом. Я абсолютно уверен, что Невзоров отвергает не только русскую литературу, но и вообще любые художественные формы текстов. Такие люди энергетически построены на естественные науки, но никак не на творчество

    В мышлении - это роботы, Евгений. Невзоров - белковый робот, неужели не видно?

    ОтветитьУдалить
  16. Евгений Д.27.02.13, 22:51

    А вот здесь я с вами, Наблюдатель, не соглашусь. В том, что человек, работающий в сфере естественных наук, не способен к творческому акту. Это уж, как говорится, дудки. Творчество необходимо и «физикам», и «лирикам». Если «физик» отвергает «лирику», то это плохой «физик»; если «лирик» отвергает» физику, то это плохой «лирик». Возьмите того же Эйнштейна, которому, по его словам, Достоевский дает больше, чем любой мыслитель, больше, чем Гаусс. И это не исключение из правил. Миллиарды людей видели, как с высоты падают различные предметы, и только Ньютон «увидел» в этом силу притяжения. Те же миллиарды видели, как течет ручей, огибая с двух сторон торчащие из земли камушки или палки, и только Жуковский смог разглядеть в этом природном явлении модель крыла в воздушном потоке, благодаря чему и вывел свою знаменитую формулу. Можно сказать, что философия и возникла в Древней Греции как этот самый творческий акт, дающий возможность видеть общее в окружающих нас частностях (сущность в явлениях). Все это и есть творческое мышление, творческий взгляд на вещи.

    Мы, кажется, раньше уже говорили на эту тему, что самой «свободной» творческой фантазией на самом деле обладают абстракционисты, авангардисты, кубисты, символисты и т.д. и т.п. Т.е. люди, далекие от реальности, действительности, которая настоящим «лирикам» (вроде того же Достоевского) навязывает свою волю не меньше, чем «физикам» (вроде Эйнштейна). Поэтому я не буду повторяться. Замечу только, что в этом вопросе вы совершенно неправы.

    ОтветитьУдалить
  17. Наблюдатель Истин27.02.13, 23:19

    Так я и не утверждаю, что каждый человек, работающий в сфере точных наук лишен творчества! Я и сам инженер. Вы опять придумываете что-то от себя, Евгений, не надоело?

    Но есть, есть такие рассчетчики, которые кроме холодной логики цифр ничего не приемлят.

    ОтветитьУдалить
  18. John Walker27.02.13, 23:45

    Вы инженер?!!! С вашими-то способностями к логике? Святые микросхемы! Вам булавочку нельзя в руки давать, не дай бог в глаз воткнёте, и хорошо если только себе. Надеюсь, не мосты проектируете? Ради всех всевышних, скажите мне, в какой области россии ваши поделки используются, чтобы я смог всех своих, кого люблю и знаю, предупредить.

    ОтветитьУдалить
  19. Допускаю, что Федор Михайлович- это, наряду с Александром Сергеевичем и Львом Николаевичем - "наше Всё"... Допускаю! Однако с чего бы эти "духовные скрепы" так чудесно работавшие когда у власти стояли "заглотные коммунисты"(С) а РПЦ была в загоне (правда- по её собственному утверждению) а вот стоило выпустить "на волю" то, что казалось бы должно сеять "разумное, доброе, вечное" и на тебе- ни скреп, ни нравственности, только разговоры о необходимости "углУбить и усИлить" влияние... Нестыковочка получается! ))))
    P.S. не рефлексировать нужно- рефлексия непродуктивна. "дэлом нужно заниматься, генацвале!" (С) к\ф "Свой среди чужих, чужой среди своих".

    ОтветитьУдалить
  20. Кто-то28.02.13, 14:42

    Раскольников действительно оказался дрожащей тварью, притом потому, что не нашел в себе силы преодолеть трудности и последовать в жизни своему внутреннему нравственному закону. Его слабость - в совершении преступления, а не в неспособности "возвысится" над позитивной природой человека.

    ОтветитьУдалить
  21. Кто-то28.02.13, 15:07

    Не устарел, как вопрос о смирении с судьбой, или о противодействии ей. Однако, задумываясь над этим вопросом, современные люди редко вспоминают о Шекспире и его произведениях.

    ОтветитьУдалить
  22. Наблюдатель Истин28.02.13, 21:33

    Никакой нестыковочки здесь нет. Здесь просто смена формаций, крах идеологии и нравственная растерянность. Мы попали под каток идеологии потребления, который во времена СССР блокировался железным занавесом.

    Но ничего, духовная мощь России пробуждается. Уже существует ИДЕЯ, она правда не до всех дошла и многие не готовы к ее восприятию.


    Но с ее помощью Россия скинет ярмо потребительства и прославит творческую суть человека. Россия станет духовным центром двух следующих тысячелетий, это я вам гарантирую.

    ОтветитьУдалить
  23. Наблюдатель Истин28.02.13, 21:53

    Да, еще забыл добавить по поводу рефлексии. Не стоит недооценивать ее значение.


    Я как то занимался проблемой создания эвристической системы прогнозирования электропотребления. Если кратко, то моей задачей было написать такую программу, которая корректировала бы свой код в зависимости от точности своей работы. То есть, чтобы она (программа) своего рода, занималась бы рефлексией (обратной связью).


    И знаете с какой проблемой я столкнулся? Проблема эта состояла в том, что для того, чтобы программа "осмысляла" часть своего кода и подвергала его изменению - ей требовался вручную прошитый неизменный алгоритм, по которому она должна была действовать. Однако, сам этот алгоритм оставался уже для нее как бы догмой. То есть программа не могла задаться вопросом: "А правильным ли способом я изменяю тот или иной коэффициент?" Чтобы это произошло требовалось опять таки вручную написать систему корректировки способа изменения первичного кода.

    Фундаментальное отличие человеческого Разума от логики машины кроется в способности к бесконечной рефлексии - в способности подвергнуть сомнению самого себя полностью, без остатка.

    Машина никогда не сможет усомниться в себе полностью, ей для самого акта сомнения нужен "непогрешимый участок кода" . Таким образом она никогда не сможет задать себе вопрос бесконечной степени рефлексии "А для чего я есть?" или "А стоит ли существовать?".

    Именно бесконечная степень рефлексии дает человеку творческое начало. Именно эта способность отодвигает его от машины настолько далеко, что никакой даже самый продвинутый алгоритм не способен сравниться с работой его сознания.

    ОтветитьУдалить
  24. Невзоров прав в главном: бездумному восхвалению классиков со стороны людей, сами эту классику не читавших никогда и повторяющих общепринятое, нужно противостоять разумный и взвешенный подход к каждому из этих классиков. Недавно читал статьи В.Г. Белинского, которых он написал нескончаемое множество. Более убогой бездоказательности представить себе трудно - одни его впечатления и чувства, которые, по большому счету, мало интересны. Очень похоже на неудержимый словесный бессмысленный понос. А бездумное повторение "Пушкин -наше все"? Что все? Духовность? У озабоченного всю жизнь бабника должна быть своеобразная духовность, она с моей не совпадает. Значит уже "не все".
    На всех этих классиков надо посмотреть трезвыми глазами. Собственно, Невзоров прав - у читающей и думающей молодежи этот взгляд есть, хотим мы этого или не хотим.

    ОтветитьУдалить

Вы можете вставить любое изображение в ваш комментарий. Для этого достаточно заключить прямую ссылку на фото в тэг [img][/img]
Например, [img]http://dl.dropbox.com/u/1211024/ooops.jpg[/img]