5 мая 2014 г.

Религия и свободомыслие на Филиппинах

В декабре минувшего года в рамках рубрики "Атеистические записки" на нашем сайта был опубликован материал "О религиозной экспансии", рассказывавший о религии на Филиппинах. Сегодня мы продолжим эту тему отрывком из статьи журнала "Вокруг света" (№1 за 2012 год), в которой речь пойдет не только о положении и численности верующего населения архипелага, но и о знаменитых хилерах и деятельности самого влиятельного в стране общества свободомыслящих людей.

...По американскому времени Филиппины жили еще около полувека (с небольшим перерывом на японские оккупационные зверства во время Второй мировой войны) — формальную независимость от США Филиппины получили лишь в 1946-м, но и после этого американское присутствие на островах было очень ощутимым, чего стоят хотя бы 23 американские военные базы (уж больно стратегически выгодно эти Филиппины расположены, давая доступ разом и к Тихому, и к Индийскому океанам). За это время филиппинцы обамериканизировались до самой крайней степени — от испанцев у них осталась одна религия, да и та уже обросла местными обрядами.

— Мы не приняли католичество, мы его филиппинизировали, — говорит мне один из прихожан базилики Черного Назорея в манильском районе Кьяпо: здесь поклоняются деревянной статуе спасителя, которую скульптор покрыл коричневым лаком, со временем еще потемневшим.

Религиозные праздники на Филиппинах сопровождаются кровавыми ритуалами: самобичеванием до потери сознания, натуральными распятиями на кресте, — причем некоторые  популярны в начале 1990-х, когда освобожденные от советской власти граждане открыли для себя мир непознанного и невероятного.

Сначала возили к хилерам на Филиппины, потом целители сами зачастили в Россию — для них организовывали сеансы массового лечения, на которые приходили тысячи человек. Знаменитый хилер Джун Лабо был в России несколько раз и даже привез себе русскую жену, но больше ехать не хочет — в последний раз его поездка закончилась трехмесячным тюремным заключением за незаконную врачебную практику. «У меня лечился сам президент российской мафии, а также генералы и бизнесмены, а в тюрьме я сидел с неграми, которые мне за бананы делали массаж, а потом их уводили для секса толстые тюремщицы!» — с видимым удовольствием излагает он перипетии своей русской жизни.

Хилер-фокусник за работой

Мы едем к Джуну Лабо с фотографом Виджеем Виллафранкой по рекомендации — просто так Лабо интервью не дает. Рекомендация, правда, странного свойства — в 1975 году дедушка Виджея написал серию разоблачительных статей о хилерах-мошенниках, в которых досталось и самому Джуну Лабо — одна из его бывших помощниц рассказала, как по утрам они заготавливали птичьи внутренности и свиную кровь, которую потом выдавали за человеческую. Джун Лабо это стерпел, а вот его коллега по ремеслу (гласит апокриф) не выдержал и коварно отравил дедушку Виджея чаем, отчего тот долго болел, а потом умер.

Спустя 36 лет Джун Лабо все еще практикует — у него большой дом на окраине города Багио, молодая жена (с русской они развелись несколько лет назад), трехлетняя дочка и неиссякающий поток посетителей. «Твои вопросы хороши, но в душе ты думаешь обо мне плохо!» — пронизывающе глядя мне в глаза, говорит Лабо после интервью. Вообще-то хилеры не должны брать деньги за свои операции, им подобает довольствоваться добровольными пожертвованиями, но у Джуна Лабо жесткая такса — 100 долларов за двухминутный сеанс. Камни из почек Лабо вынимает за 10 сеансов, на лечение рака может понадобиться больше времени. 

Вместе с пациентами мы спускаемся в подвал, где все уже готово для таинства операции. Под бодрую музыку больные один за другим ложатся на стол, и Джун Лабо голыми руками начинает извлекать из них камни, опухоли и прочие вредные субстанции. Я смотрю на все это с расстояния в три метра, и действительно складывается ощущение, что хилер проникает в тело голыми руками. Следов после «операции» не остается, не остается и улик — Лабо отказывается дать образец крови на экспертизу, а поздоровевшие на глазах верующие начинают недовольно шикать и цикать. Я спрашиваю Лабо: готов ли он лечить свою дочку, если она заболеет? Тот качает головой — родных людей он лечить не будет, но и к другому хилеру или в больницу не поведет, будет просто молиться. На выходе со двора меня легонько кусает за ногу собака хилера — то ли прощальный привет, то ли предостережение на будущее.

Официально 80% филиппинцев считают себя католиками, хотя регулярно на мессу ходит значительно меньше — от 30 до 50%.

— Когда Филиппины принимали первую конституцию в 1899 году, мы стали светским государством с перевесом лишь в один голос, — говорит мне веб-дизайнер из Манилы Ред Тани.

В Маниле Ред известен как основатель одного из самых прогрессивных онлайн-сообществ на Филиппинах — Philippino Freethinkers. Члены общества свободных мыслителей встречаются «в реале» два раза в месяц и стараются поддерживать друг в друге верность трем столпам просвещенного мира — разуму, науке и секуляризму. В прошлом году сообщество было признано самым влиятельным на Филиппинах — в основном по причине активной позиции, которую «мыслители» заняли (просвещая, устраивая дискуссии и всячески выступая за) по поводу закона о воспроизводстве населения, разделившего Филиппины на радикальных католиков и не менее непримиримых атеистов.

Суть проблемы проста — население Филиппин растет гигантскими темпами и в этом году уже превысило 100 миллионов человек. Прокормить такую ораву местная экономика не в состоянии, и даже отъезд людей за границу проблем не решает. Закон о воспроизводстве призван переломить тенденцию с помощью сексуального просвещения и бесплатной раздачи презервативов. Католическая церковь, разумеется, против. Максимум, на что согласны священники, — пропаганда «естественных методов контрацепции», то есть воздержания в те дни, когда зачатие ребенка особенно вероятно. Паства относится к католическим методам со скептицизмом, подкрепляемым эмпирическими наблюдениями.

— Да если я своему мужу скажу, когда он с работы придет, что ему еще две недели со мной нельзя будет любовью заниматься, он меня в лучшем случае побьет, в худшем — убьет, а всем будет говорить, что я шлюха! — горячится участница общественных слушаний по закону о воспроизводстве в одном из бедных пригородов Манилы.

Кажется, закон все же будет принят — за это высказался президент Акино, за это выступает большинство в обеих палатах парламента (закон был принят в декабре 2012 года и вступил в силу 17 января 2013 года - прим. ред.). Церковники затягивают принятие как могут, но в глубине души, кажется, уже смирились с поражением.

— Мы начинаем думать о том, что делать дальше. Может быть, какие-то акции неповиновения, — осторожно говорит «генсек епископов» Хуанито Фигура.

В церкви признают, что число абортов на Филиппинах растет, но Фигура списывает это на «падение моральных устоев». Между тем, согласно опросам, в среднем филиппинская женщина рожает на два ребенка больше, чем ей бы, в принципе, хотелось, особенно много детей в бедных семьях — 6–8 не исключение, а скорее норма.

Вообще, у городских филиппинцев церковь вызывает раздражение своей закрытостью от внешнего мира.  — Там постоянно возникают сексуальные скандалы, но провинившихся священников просто переводят в другие приходы, — возмущается Тани.

— Дело в том, что в католической религии другая концепция преступления и наказания, мы не наказываем, а исправляем, отсюда и непонимание. На провинившегося священника могут быть наложены церковные санкции, но мы не суд и не полиция, чтобы сажать его в тюрьму, — возражает Фигура.

Впрочем, он признает, что многие жертвы отказываются идти в суд — боятся огласки…

Нет комментариев

Отправить комментарий

Вы можете вставить любое изображение в ваш комментарий. Для этого достаточно заключить прямую ссылку на фото в тэг [img][/img]
Например, [img]http://dl.dropbox.com/u/1211024/ooops.jpg[/img]